Трагически сложилась судьба Михаила Евелевича.

С 1939 по 1943 годы — заместитель прокурора Еврейской автономной области,  с 1943 по 1947 годы — прокурор области. Он возглавил прокуратуру автономии в конце июля 1943 года.  Как и Меер Израилевич, в 1939 году закончил юридический факультет Ленинградского института. Также как и его предшественник, сразу был направлен на Дальний Восток. С таким же багажом профессиональных знаний он занял эту должность.

Вышестоящее начальство отзывалось о нем, как о способном  и растущем  работнике, добивающемся  усиления карательной политики в соответствии с требованиями военного времени, и, в то же время, как о справедливом человеке, не допускавшем необоснованного предания суду, принимающего решительные меры против попыток отдельных работников ОУ НКВД упростить следствие, возражавшего против необоснованного привлечения граждан  к уголовной ответственности. Весьма положительно охарактеризовал  Михаила Евелевича и сам зампрокурора РСФСР уже в ноябре 1947 года: «…проявил себя способным и серьезным работником, прокурорско-следственную работу знает хорошо, в работе принципиален и настойчив…».

Михаил Левитин продолжал политику своего предшественника, уделяя особое внимание трудовой дисциплине, исполнению законов страны, боролся с хищениями и разбазариванием государственной и колхозно-кооперативной собственности, поднял на высокий уровень качество следствия. За свои заслуги он награжден двумя орденами «Знак почета» и медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Однако через несколько лет, в 1951 году, когда Михаил Евелевич уже занимал пост председателя областного исполнительного комитета депутатов трудящихся, бывшие коллеги из Хабаровского края назвали его непринципиальным, безынициативным и нетребовательным к подчиненным – шла активная «раскрутка» так называемого «Биробиджанского дела». Тогда вместе с первым секретарем обкома партии Еврейской автономной области А.Н. Бахмутским по обвинению в пропаганде еврейского буржуазного национализма в сталинские лагеря отправились еще шесть руководителей области, и среди них – Михаил Левитин. Он был зверски избит уголовниками в тюрьме и скончался в тюремной больнице в январе 1953 года.

С уходом Левитина на партийную работу прокуратура области лишилась не просто руководителя, а профессионального юриста. С кадрами тогда было очень сложно, да и отсутствие колебаний в проведении линии партии нередко являлось доминирующим аргументом в назначении служащего на высокие посты.