Его биография схожа с биографией его предшественника только годами профессионального становления. Он также был рожден в семье рабочих, на Смоленщине, получил профессию столяра, но затем поступил в Ленинградский юридический институт. Окончил его и еще два года оставался при нем в качестве аспиранта. Потом работал в органах прокуратуры Ленинградской и Курской областей.

Прокурор Еврейской автономной области с июня 1948 по апрель 1950 года. Похоже, что назначение на Дальний Восток стало роковым для Якова Менделевича, как с точки зрения карьеры, так и с точки зрения здоровья. В чем-то он повторил судьбу Левитина. Также как и он, был награжден правительственными наградами (медалями «За оборону Ленинграда», «За участие в Отечественной войне», «За доблестный труд»), также с блестящими характеристиками был принят на работу и также бесславно закончил свою карьеру.

Вот некоторые выдержки из них по последнему месту работы — прокуратуры Курской области, в которой он занимал должность начальника гражданско-судебного отдела: «…проявил себя инициативным работником, хорошо ориентирующимся в вопросах материального и процессуального права…», «…значительно улучшилось оперативное руководство периферией…», «принципиальный и добросовестный работник, пользующийся авторитетом…».

В 1949 году на имя прокурора Хабаровского края Раскин Я.М. написал заявление с просьбой о переводе его на запад страны. Вот как он мотивировал свою просьбу: «…в 1940 году при автомобильной катастрофе я получил тяжелые увечья головы, два месяца пролежал в институте скорой помощи, а затем около 4-х месяцев лечился. В 1941-1943 я перенес блокаду Ленинграда, где дошел до состояния дистрофии. После войны я находился на сравнительно легкой работе и проживал в умеренных климатических условиях. Работа на таком ответственном посту…в непривычных для меня климатических условиях обострила мою нервную систему до крайности. В данное время врачи признают у меня ее полное истощение…». Однако ни отпуска за прошедший год работы, ни тем более перевода Раскин не получил.

А уже в 1950 году прокурор РСФСР ходатайствует перед Генеральным прокурором СССР об освобождении Раскина Я.М. от должности прокурора ЕАО, так как  «Раскин Я.М. не организовал работу прокуратуры области в соответствии с предъявляемыми требованиями, в результате чего не пользуется необходимым авторитетом и на прошедшей окружной партконференции не был избран в партийные органы».

Раскин уехал из области совершенно больным и раздавленным.